Калужский мясокомбинат объявил режим простоя

Руководство Калужского мясокомбината согласилось ввести с начала июля режим простоя.

Такое решение, озвученное на встрече с сотрудниками КМК министром труда, занятости и кадровой политики региона Ириной Подковинской, внесло хоть какую-то ясность в положение работников мясокомбината. До этого момента они находились в непонятном, подвешенном состоянии. Зарплату не платили с апреля, цеха закрыты, работы нет, но рабочих официально не увольняли. Они приходили на предприятие, бродили по территории и уходили. Многие брали отпуска. На все вопросы сотрудников нынешний директор КМК Павел Кулешов, по словам самих рабочих, отвечал: «Подождите, скоро заработаем». Ожидание затянулось, и уставшие от безденежья и неопределенности сотрудники пришли на прием к министру Ирине Подковинской.

Ирина Александровна пообещала, что с точки зрения сферы ответственности министра труда, занятости и кадровой политики будут выполнены все условия, оговоренные российским законодательством по труду. Что же касается экономической составляющей нынешнего состояния КМК, то глава региона поручил в кратчайший срок разобраться в этом деле своему заместителю Руслану Заливацкому. Более того, материалы, связанные с деятельностью предприятия, находятся в следственном управлении УМВД по области.

С чего всё началось

Калужский мясокомбинат в своё время был одним из трех в России так называемых «народных» предприятий. Статус закрытого акционерного общества не позволял акциям КМК уходить в свободную продажу. Сегодня сотрудницы вспоминают, как сами, добровольно отказывались от 13-й и даже 14-й (были и такие!) зарплат, чтобы пустить средства на развитие, на покупку нового оборудования, на ремонт помещений.

Коренной перелом наступил 6-7 лет назад. Директор КМК Петр Калашников собрал коллектив и предложил ему продать свои акции. О причинах подобного решения руководителя можно лишь догадываться. Мнение большинства работников – на директора надавили некие коммерческие структуры. И сотрудники за баснословно низкие цены расстались, по сути, со своей собственностью.

ЗАО превратилось в ОАО. Изменился состав совета директоров. В 2009 году согласно выложенному в Интернет списку аффилированных лиц некая компания «Leveraged Buy-out Center Limited», зарегистрированная в Никосии (Кипр), владела уже 71,67 процента акций КМК. В совете директоров в том же 2009 году фигурирует Юлий Витальевич Калоев, известный в России и за рубежом успешный финансовый менеджер. В своё время он занимал должности начальника отдела ценных бумаг Фондсервисбанка, начальника управления ценных бумаг Москомприватбанка, управляющего филиалом банка «Пионер» («Первый Ваучерный Банк»), финансового директора Русской инвестиционной компании, президента инвестиционной компании «Ост Вест Груп». Последнее место работы Юлия Калоева, которое нам удалось найти на просторах Интернета, - член совета директоров, председатель инвестиционного комитета Инвестиционной компании «LBO Альянс».

Как это работает

LBO - это аббревиатура «Leveraged Buy-out Center Limited». К тому же, как поясняет финансово-экономический словарь, LBO - приобретение контрольного пакета акций компании с использованием акционерных и заемных средств, гарантией которых выступают активы поглощаемой компании. Долговое финансирование осуществляется ведущими российскими и международными банками. Существуют фонды прямых инвестиций, специализирующиеся именно на инвестициях с использованием LBO-cделок. Классические фонды прямых инвестиций также достаточно часто используют этот механизм для приобретений.

Проще говоря, для того, чтобы некоему бизнесмену купить контрольный пакет акций процветающей и приносящей прибыль компании «А», он «поглощает» компании «В» и «С» или «внедряется» в них (называть подобное можно по-разному). Затем под залог акций этих компаний и, возможно, всего имущества бизнесмен берет крупный кредит у того же Сбербанка на покупку контрольного пакета нужной ему компании. В идеале рассчитываться за кредит он обязуется из прибыли от купленных акций.

Этот механизм является вполне законным. Да и то, что КМК попал под этот молох, никоим образом не доказано, и мы этого утверждать не можем. Однако простой анализ полученных за пять минут в Интернете данных наводит на мысль, что Калужский мясокомбинат оказался именно одной из таких «поглощенных» компаний, необходимых финансисту исключительно как средство получения кредита. Как говорится, ничего личного, бизнес есть бизнес. Пусть «дикий», но законный.

Включив житейскую логику, становится понятно, что человеку, зарабатывающему деньги на таких сделках, совершенно всё равно, что производит предприятие, намеченное им для получения кредита. Хоть картон оно производит, хоть колбасу. Главное - подешевле купить акции и подороже их потом заложить. Говорить же о незаконности можно только после того, как нарушены конкретные статьи законов, когда, как в данном случае, перестали выплачиваться налоги и заработная плата.

С финансовых небес на грешную землю

Как только ваш покорный слуга вник в обстоятельства, сразу возникла мысль: а почему люди так долго молчали? Где был банальный профсоюз, имеющийся на мясокомбинате? Кстати, вопрос о действиях профсоюза задавала на встрече сотрудникам и Ирина Подковинская. В ответ посыпалось, что, мол, руководитель профкома предприятия ничего не делал, «плясал под дудку руководства» и т.д. Но даже если так, что мешало рядовому члену профсоюза прийти на бесплатную консультацию к юристу облсовпрофа?

Ответ был, что называется, под дых. Несколько человек пошли с жалобой в инспекцию по труду. В результате руководству предприятия было выдано предписание с упоминанием в нем пофамильно тех, кто пришел с жалобой. Этих людей практически сразу под разными предлогами уволили. Запуганные возможной криминальной составляющей процесса покупки акций, обескураженные результатом обращения в инспекцию их коллег, другие сотрудники продолжали работать.

Два месяца назад рабочие написали письмо губернатору. Но как может губернатор влиять на работу акционерного общества? Это все равно что в вашу приватизированную квартиру придет посторонний дядя и начнет вам диктовать, как расставить мебель, что продать, а что купить. Власть и правоохранительные органы имеют право вмешаться в деятельность акционерного общества, только если оно нарушило закон. Кстати, именно после выявленных фактов задержек уплаты налогов и заработной платы в отношении КМК начали предприниматься меры воздействия. Руководство комбината вызывалось на комиссию по бюджетно-финансовой дисциплине.

К сожалению, сегодня, наверно, можно лишь констатировать: что произошло то, произошло. Конечно, надежда умирает последней, и, возможно, общими усилиями руководство области найдет пути спасения мясокомбината. Однако надежда эта, увы, мизерна. Мы же будем продолжать отслеживать ситуацию на предприятии, бывшем некогда флагманом областного пищепрома.

Владимир Андреев, газета «Весть»

Ещё об этом