Калужский мясокомбинат больше не спасти. Хроники воровства при Артамонове

Тонущий мясокомбинат остался без руководства, и помочь ему, похоже, уже невозможно.

Кажется, что некогда преуспевающие перерабатывающие и пищевые предприятия области накрыла какая-то эпидемия разорения: кондитерская фабрика «КаПеПа», Калужский молочный завод, Кировский молочный комбинат, Калужский завод «Кристалл», объединение «Калуга-рыба», Калужский хладокомбинат, Карачевская птицефабрика, завод «Бахус»… Многие жители области, наверняка, еще помнят вкус натуральных продуктов, которые производили эти предприятия, увы, ушедшие в небытие. Создается впечатление, что какой-то злой гений разоряет эту отрасль, чтобы на замену натуральным продуктам отечественного производства поставлять в нашу торговую сеть всякую зарубежную дрянь!

В этой цепочке банкротств, похоже, очередь дошла и до Калужского мясокомбината – некогда крупнейшего и старейшего (1930-й год основания) предприятия региона в этой отрасли. Увы, область в ближайшее время, скорее всего, потеряет еще один узнаваемый в стране бренд - КМК…

В лучшие годы на мясокомбинате трудились почти тысяча человек, и предприятие выпускало свыше 950 тонн продукции ежемесячно. Колбасные изделия комбината в магазинах не залеживались, раскупались быстро. Жителей области привлекали доступность цен и высокое качество продукции. Впрочем, по качеству продукции КМК мнения неоднозначные. Один из специалистов областного минсельхоза, пожелавший остаться неизвестным, популярность производимых КМК товаров объяснил их дешевизной, возникшей по причине добавления во многие виды колбасных изделий сои, мяса птицы и субпродуктов. Калужскую колбасу, мол, покупали малоимущие граждане от безысходности (на дорогую денег не было), употребляли и при этом ругали. Но справедливости ради надо заметить, что мясокомбинат выпускал также и элитные сорта колбас, без добавления сои, с использованием только мяса.

Основные беды на предприятии наступили с приходом нового владельца в лице председателя совета директоров ОАО «Калужский мясокомбинат» Юлия Калоева. Именно он вывез за границу основные активы комбината на сумму около 800 миллионов рублей. Калоев объявлен в международный розыск, заочно вынесено постановление о его аресте. Оставшись в долгах как в шелках, КМК начал медленно, но верно двигаться к своей окончательной гибели. Коллектив сократился более чем в четыре раза, остались в основном ветераны и патриоты предприятия, которым уже в силу своего возраста трудно было бы найти другую работу. Опытные сотрудники работали, не получая зарплаты, но веря, что в ближайшее время их финансовое положение изменится.

С приходом в ноябре минувшего года на должность директора комбината Юрия Баранова действительно некоторые изменения произошли. Начали (правда, не всегда успешно) выбивать дебеторские задолженности за поставленную продукцию КМК. Простаивавший комбинат вновь заработал и начал выдавать первую продукцию. Но ее объемы были далеки от уровня рентабельности производства, ниже почти в десять раз. На комбинате даже начали выплачивать текущую зарплату, но налоговые долги продолжали расти, так же как и задолженность перед поставщиками энергоресурсов (вода, газ, электроэнергия), не говоря уже о почти 800-миллионном долге перед основным кредитором – Калужским отделением Сбербанка России. Да и сорокамиллионные долги по зарплате тоже ничуть не уменьшились. Приход Юрия Баранова был лишь незначительной оттяжкой срока неминуемого банкротства и в конечном итоге лишь усугубил проблемы комбината. Хотя коллектив, впервые за многие месяцы увидевший живые деньги и поверивший в Баранова (а возможно, и введенный в заблуждение ближайшими помощниками директора), продолжал считать, что проблемы КМК навязаны властями сверху, задача которых, мол, довести предприятие до банкротства. Ни больше, ни меньше. Именно такие суждения доведенных до отчаяния людей мне довелось выслушать на встрече членов трудового коллектива с прокурором области Дмитрием Демешиным, городским головой Николаем Полежаевым и руководством всех силовых ведомств региона. На эту встречу пришел и Юрий Баранов, появление которого в актовом зале КМК работники встретили аплодисментами. Хотя за что аплодировать сбежавшему директору, который, почувствовав, что запахло жареным, написал заявление об уходе?!

Вот как сам Юрий Сергеевич объяснил свой шаг:

- Мое решение об увольнении продиктовано объективными факторами. Невыплата долгов по зарплате грозила мне вначале дисквалификацией, а потом и уголовным преследованием. В условиях такого давления я уже не мог руководить коллективом, тем более что предприятие в первых числах марта было отключено от газоснабжения и вынужденно была остановлена работа на нем.

- Решение газоснабжающей организации вполне объяснимо, - подключился к разговору прокурор области Дмитрий Демешин, - долги за газ не погашались, а лишь накапливались. А вот решение директора об уходе, а я бы сказал – о бегстве с предприятия мне непонятно. Никакого давления как со стороны прокуратуры, так и со стороны других правоохранительных органов и властей на Юрия Баранова не оказывалось. Если коллектив поверил в нового директора, то такое доверие он должен был оправдать делами, а не бегством…

Да, тут напрашивается аналогия: капитан с тонущего корабля уходит последним, а первыми бегут крысы… Корабль (КМК) остался без капитана. Поэтому и на заседания комиссии по укреплению финансовой дисциплины и мобилизации доходов в бюджетную сферу представители мясокомбината теперь приглашаться не будут, хотя раньше их вызывали еженедельно. Теперь просто приглашать некого. А 11 апреля должен состояться (отложенный на месяц) арбитражный суд, который, скорее всего, решит окончательную судьбу предприятия, то есть назначит на нем конкурсное управление – процедуру банкротства, при которой все имущество пускается с молотка, чтобы погасить имеющиеся долги, в первую очередь – по зарплате…

«Мы хотим работать! Дайте нам такую возможность!» - именно к таким обращениям можно свести большинство эмоциональных выступлений ветеранов КМК. Но прокуратура и власти не в состоянии и не вправе дать такую возможность частному предприятию.

- Возможность о выкупе долгов КМК за счет бюджета города или области даже не рассматривалась, - объяснил городской голова Николай Полежаев, - ни город, ни область не располагают такими правами и финансовыми ресурсами. Мы прекрасно понимаем, что мясокомбинат – брендовое предприятие для Калуги и для региона в целом. Было сделано немало усилий для его спасения, помощь в работе по поиску инвесторов продолжается и по сей день. Но, учитывая накопившиеся долги КМК, сделать это далеко не просто. Главная цель нашей сегодняшней встречи – успокоить коллектив, дать им понять, что без работы они не останутся, а долги по зарплате, хоть и не сразу, но будут им выплачены…

Общая сумма долгов предприятия составляет почти 1,5 миллиарда рублей, притом что оставшуюся (непроданную) недвижимость КМК специалисты оценивают около 0,5 миллиарда рублей. Основному кредитору, Калужскому отделению Сбербанка РФ, принадлежит вся оставшаяся собственность. Работники КМК предложили банкирам выступить в роли спасителей, то есть инвестора предприятия, а также выдать мясокомбинату еще один кредит на 80 миллионов рублей, чтобы возобновить работу и начать расплачиваться с долгами.

- Кредит в 80 миллионов не спасет предприятие, а лишь чуть-чуть оттянет срок окончательного банкротства, - пояснил руководитель Калужского отделения Сбербанка Алексей Лаптев, - а стать инвестором КМК и начать заниматься хозяйственной деятельностью комбината Сбербанк не может, так как это не его функции, это будет противоречить нашей уставной деятельности. Мы провели уже более 15 переговоров с потенциальными инвесторами, пока результат отрицательный…

На встрече с коллективом по причине занятости отсутствовал арбитражный управляющий, но был его официальный представитель (по доверенности) Сергей Шмельков, который в ответ на призывы о помощи сказал следующее:

- Не нужно строить особых иллюзий в отношении института арбитражных управляющих, потому что это похоронная команда. Мы провожаем в последний путь те предприятия, которые умерли в результате старости, болезни или были убиты, как в случае с КМК. Наша задача – тщательно учесть все движимое и недвижимое имущество, которое еще осталось, проводить учет всех долгов, составлять графики их погашения, а при реализации имущества – выплачивать эти долги. 11 апреля на запланированном на этот день заседании арбитражного суда в отношении КМК, скорее всего, будет назначено конкурсное производство. В течение примерно полугода от этой даты, но не ранее, могут начаться первые выплаты долгов по зарплате…

- После 11 апреля весь работающий коллектив должен быть официально уволен в связи с ликвидацией предприятия, - подключился к разговору прокурор области Дмитрий Демешин, - но я рекомендовал бы до этой даты никому из работников не подавать заявление об увольнении по собственному желанию, чтобы в дальнейшем встать на биржу труда и получать там пособия. Кроме того, вынужденно не работающим сотрудникам в любом случае должны начисляться 2/3 от среднемесячной зарплаты… Прокуратура еженедельно рассматривает все текущие проблемы предприятия, поиски недвижимого имущества мясокомбината ведутся по всей России и за ее пределами. Собственник господин Калоев, сбежавший с активами предприятия за рубеж, объявлен в международный розыск. Надеюсь, что он будет пойман и привлечен к ответу. Делается все возможное, чтобы облегчить участь КМК. И если кто-то из сотрудников комбината что-то знает о не учтенных нами активах, недвижимости – помогите прокуратуре. Это в ваших же интересах…

Но участь предприятия, похоже, практически уже решена: вердикт будет вынесен 11 апреля, накануне Дня космонавтики.

- Как бы не было жаль терять мясокомбинат, но спасти это предприятие, похоже, уже не удастся, - сообщил нам по телефону заместитель министра экономического развития Игорь Тимошин. - Если в таком предприятии у города и региона действительно есть необходимость, то сейчас экономически целесообразнее вести речь о строительстве в Калуге нового мясоперерабатывающего предприятия с комплексом современного оборудования. Для спасения КМК было сделано очень многое, но урон, нанесенный собственником, был слишком тяжелым…

Встреча с коллективом КМК проходила в холодном актовом зале (отопление на предприятии отключено). У многих участников встречи от холода зуб на зуб не попадал, но, тем не менее, общение продолжалось более двух часов. «Заморожены» не только сами работники комбината, но и его счета, активы, арестована даже знаменитая торговая марка, чтобы ею не смог воспользоваться недобросовестный товаропроизводитель… И все-таки маленькая искорка надежды на положительный для комбината исход его судьбы остался у многих участников встречи. Надежда умирает последней…

Игорь Фадеев, газета «Весть»

Ещё об этом

Facebook