Губернатор Артамонов: Мне было сделано предложение пойти работать в Ярославскую область

В интервью ТАСС глава региона Анатолий Артамонов рассказал о том, почему главы соседних областей инкогнито ездят в Калугу, чтобы узнать тайну "экономического чуда", как он отказался от презентаций за границей и начал возить инвесторов в регион, о запрете в Калуге говорить слово "кризис", почему не согласился переехать и навести порядок в Ярославской области и зачем он возил фрукты из своего сада в столовую администрации.

— Калуга не была никогда регионом с большим потенциалом. Здесь нет ни нефти, ни газа. Как же вам удалось сделать то, что сегодня называют "калужским экономическим чудом"?

— Был такой великий ученый-генетик Тимофеев-Ресовский. Последние годы жизни у него прошли в калужском Обнинске. Когда к нему приходили молодые ученые и делились своими "великими открытиями", то он им отвечал: не надо изобретать то, что уже придумали немцы, американцы и японцы. Этот принцип мы применили к развитию экономики. Начали изучать, как другим странам удалось преодолеть экономический кризис и технологическую отсталость. Поехали в Америку, Европу, Китай, Корею, Турцию. У всех этих стран тоже были сложные периоды. Когда начали изучать их опыт, то поняли, что все действовали примерно одинаково, и стало очевидно, что выдумывать что-либо для нас нет необходимости. Просто нужно взять этот опыт и привнести его к себе, что мы и сделали.

Еще мы раньше ездили всюду, делали презентации, угощали, старались сделать людям приятное, но быстро поняли, что на эти мероприятия ходят одни и те же — придут и сразу к столу, поедят и уходят. Тогда мы решили пригласить для откровенного разговора представителей тех компаний, которые уже реализовали свои проекты в Калужской области, а их было всего 2–3, и тех, кого мы хотели бы видеть в качестве инвесторов, и прямо спросили их о том, что им мешает работать в России. Они обозначили пять проблем: бюрократия, отсутствие инфраструктуры, высокое налоговое бремя, отсутствие подготовленных кадров и коррупция. Причем именно в такой последовательности. Мы это усвоили и предложили им вариант создания привычных для иностранных инвесторов условий.

Причем о таких условиях мечтали и наши отечественные инвесторы тоже. В итоге в регионе были созданы индустриальные парки — это универсальный инструмент, который позволяет сразу одновременно решить все эти пять проблем.

Сегодня мне нужно максимум 10 минут, чтобы подписать согласие на строительство, потому что площадка принадлежит корпорации регионального развития Калужской области, и она обустроена всем необходимым набором инфраструктуры, и там некому брать взятки. Вот взять индустриальный парк "Грабцево", мы туда провели железную и автомобильную дороги, построили подстанции, сделали очистные сооружения, систему водоснабжения, подвели газ. Туда пришел "Фольксваген" вместе со своими поставщиками, и они построили свои заводы. Для решения кадровой проблемы был создан специальный учебный центр, который подготовил для автопрома уже 14 тыс. человек. Все проблемы были решены. Инвесторы стали рассказывать своим коллегам, какие условия есть в Калуге. После этого стали приходить и другие, спрашивать: "Можем ли мы разместить свои производства?" — "Да, пожалуйста", и эта цепная реакция начала работать. В этот индустриальный парк пришли не только производители автокомпонентов, но и фармацевтические компании, например.

— А как к вашей "самодеятельности" отнеслись крупные бизнесмены, федеральные власти и коллеги из других регионов?

— Сначала не понимали, говорили, что ерундой занимаемся, деньги бюджетные куда-то вкладываем. А мы понимали, что если мы не станем зарабатывать, то нам нечем станет платить людям зарплату. Те же американцы в период великой депрессии преодолели существовавшие у них в тот период колоссальные трудности в экономике только благодаря системе возвратного налогового финансирования (Tax increment financing). Вкладывая деньги в развитие индустриальных парков, мы получили дополнительный доход и быстрее всех рассчитались с долгами, в том числе и по соцсфере. В настоящее время у нас нет задолженности по долгам коммерческим банкам. Только бюджетные кредиты.

К нам потянулся крупный бизнес: пришел Владимир Сергеевич Лисин (председатель совета директоров НЛМК, входит в Топ-5 рейтинга 200 богатейших людей России по версии Forbes. — Прим. ТАСС) построил у нас электрометаллургический завод, самый современный, и вложил в него более 40 млрд рублей. Алексей Александрович Мордашов (владелец "Северстали", входит в Топ-5 рейтинга 200 богатейших людей России по версии Forbes. — Прим. ТАСС) пришел. Он у нас владеет турбинным заводом и в двух предприятиях является соучредителем. И мы с этими инвесторами сотрудничаем "душа в душу". Михаил Эрнестович Куснирович (глава компании Bosco di Ciliegi. — Прим. ТАСС) будет швейную фабрику строить.

Что касается других регионов, то мы изначально были в худшем положении, чем соседи, расположенные вокруг Москвы. В Калуге численность населения на 100–150 тысяч меньше, а это ведь трудовые ресурсы. Но каждый выбрал свой путь, и я ни о ком не скажу ничего плохого, отмечу лишь, что один из соседей-губернаторов как-то признался мне, что восемь раз инкогнито приезжал в нашу область, чтобы понять, как здесь все устроено. У меня секретов нет — пусть приезжают, все покажем-расскажем. Многие приезжали. Более 60 регионов России, из Казахстана коллеги приезжали, из Белоруссии, из Украины.

— Если уж мы заговорили о губернаторах, последнее время в губернаторском корпусе произошли серьезные перемены...

— Эти перемены, прежде всего, говорят о том, что в самих регионах не проводилась продуманная кадровая политика. Потому что тот губернатор, который работает в том или ином регионе, может мечтать о любых успехах, но главное, что он должен сделать, — воспитать себе преемника, хотя бы одного, а лучше 4–5. Если он это не сделал, то приходится президенту принимать решения и направлять человека извне. Это крайний случай. В регионе должна быть какая-то осмысленная кадровая работа, которая формирует собственный резерв, который способен подхватить начатую работу.

В свое время мне было сделано предложение пойти работать в Ярославскую область. Мол, "у тебя все хорошо получается, теперь там дела надо поправить". Я сразу сказал: "Если я тут день и ночь тружусь, не считаясь со временем, не щадя здоровья, и главное для меня, чтобы мой регион развивался, то там я вряд ли смогу так работать. Здесь моя родина, здесь живут мои родные, друзья, я знаю, что мне здесь доживать последние дни". Поэтому считаю, что все-таки какое-то отношение человек должен иметь к этой территории, которой ему предстоит руководить. Чтобы он считал ее своей родной землей. Или у него должна быть высочайшая степень профессионализма, патриотизма, ответственности, убежденность работать на благо того региона, который тебе доверили президент России и жители региона.

Я вот у себя говорю так: если мы не угадали с кандидатурой главы администрации района или города, что я могу сделать? Только критиковать. Дело не сдвинется, пока не придет человек, который без всяких нотаций и подсказок будет спокойно делать свою работу. Так и с губернаторами. Рад бы стараться, а у человека не получается. Даже если федерация деньгами поможет, толку все равно не будет.

— Из информационного поля и из разговора с вами складывается ощущение, что все в Калуге просто отлично. Между тем тот же автопром еще недавно находился в серьезном кризисе. Есть перспективы по выходу кластера из сложной ситуации? И правда ли, что вы запретили произносить в области слово "кризис"?

— Да, в свое время я сказал: нельзя говорить о кризисе. Если бы начали все говорить "кризис, кризис…", то он к нам бы и пришел. А так — все обошлось. Если говорить по автопрому и в общем об экономике, то в целом наблюдаем положительные тенденции. В январе-марте 2017 года по сравнению с январем-мартом 2016 года производство самих автотранспортных средств выросло на 12,2%, производство автокомпонентов на 49,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Производство грузовиков в компании Volvo за 3 месяца этого года выросло более чем в 3 раза. В прошлый год в четыре раза выросли, и в этом опять хороший рост.

В сложном положении оказался комплекс заводов Mitsubishi Motors и PSA Peugeot Citroen. Конечно, им предстоит сделать достаточно много, чтобы получить устойчивые тенденции роста. Сейчас они довольно настойчиво ищут пути активизации своей деятельности, в том числе за счет размещения производств коммерческих автомобилей Peugeot, Citroen. Их коммерческий сектор автомобилей традиционно всегда был популярным — это фургоны и маленькие автобусы. Они не отказались от этой идеи, и плюс у них есть автомобиль, который небольшой, коммерческий. Он тоже будет популярным, его производство планируется здесь. Мы встречаемся периодически с руководителями самого концерна, они однозначно говорят, что Россия для них перспективна. Mitsubishi будет производить очень хороший внедорожник.

— Остановлен ли процесс сокращения персонала на этом заводе?

— У них часть персонала работает по временной схеме, часть они переводят на другие работы. Но когда объемы падают, никто ж не будет держать рабочих искусственно. Но все равно они остаются у нас. У работников наших предприятий нет необходимости уезжать в другие регионы, они здесь все трудоустраиваются, в том числе на предприятиях автопрома. У нас их 30.

Многие предприятия проходят процесс модернизации, устанавливают роботехнику, более высокопроизводительное оборудование, и неизбежно это приводит к сокращению численности, а иначе мы никогда бы не решили задачу увеличения производительности труда, которую ставит перед нами президент.

Надо понять, для чего создается бизнес. Для получения прибыли! А губернатор должен, прежде всего, думать о том, чтобы на его территории было как можно больше успешного бизнеса. И чем больше будет успешных предприятий, тем больше будет высокопроизводительных рабочих мест. Если же мы пойдем по пути во что бы то ни стало оставить всех работников, никого не трогать, то это предприятие идет в никуда, оно обанкротится. Два пути — можно освободиться от излишней численности, и оставшиеся будут счастливы, и бизнес будет процветать, а можно сразу всех оставить, предприятие погубить и на этом успокоиться.

— Такая жесткая позиция не встречает протеста? К недовольным вы тоже жестко относитесь?

— У нас нет повода для этого. Для чего мы диверсифицируем промышленное производство в регионе? Чтобы предоставить людям дополнительные или новые рабочие места.

— А это правда, что вы выгоняете всех митингующих, кто едет из других регионов, чтобы ситуацию расшатать?

— А зачем они тут нужны? Пусть наши митингуют, если надо. Есть примеры, когда автобусами сюда привозят. В основном из Москвы. Что мы тут, своих людей не знаем? Пока, конечно, не разворачивали и обратно в автобусы не заталкивали, но объяснили людям, что так делать не надо.

— Осуществили ли вы свою мечту — посадили яблоневый сад?

— Я посадил около 120 различных фруктовых деревьев, плюс к этому много кустарников. Два года я пользовался этим участком. Сад подрос. Сейчас я передал его администрации, все равно привозил в нашу столовую все, что собирал.

Но у меня есть и другая нереализованная пока мечта. Хочу когда-нибудь поехать по области и посадить вместе со старшеклассниками и студентами во всех районах аллеи и парки, чтобы они на века радовали людей своей красотой и уютом.

Сегодня прекрасное время, которое позволяет самореализоваться любому, кто искренне этого хочет. Государственная политика очень благоприятная. Всегда можно рассчитывать на поддержку президента. Только бы люди, живущие в разных странах и на разных континентах, сумели отстоять свою приверженность миру.

Ещё об этом

Facebook