Калужский избирком не смог объяснить собственные нарушения на выборах

Доверенное лицо кандидата в президенты Ксении Собчак на прошедших недавно выборах президента России Иван Дернов получил от наблюдателей порядка 30 копий протоколов об итогах голосования с различных УИКов Калужской области. Каково же было его удивление, когда он понял, что единственная правильно заверенная копия протокола была выдана лично ему. Остальные копии содержали различное количество неточностей и ошибок при заверении : где-то нет номера копии, где-то нет времени выдачи копии, где-то недочеты комбинируются, но в конечном итоге все эти копии из-за этого не являются юридическими документами. Это значит, что они не могут быть представлены в суд в качестве допустимого доказательства при обжаловании нарушений произошедших на УИКах в день выборов.

Можно по разному относиться к данной ситуации. Кто-то может сказать, что ЧПРГ просто не знают сами, как правильно заверять копии протоколов о подведении итогов голосования. Но у меня другое мнение. Я думаю, что наблюдателям умышлено выдавались неправильно заверенные копии, чтобы их можно было использовать только для растопки печки. И сложно себе представить, чтобы на всех 30 участках председатели додумались до такой тактики самостоятельно, а не были проинструктированы своими кураторами.

Имея на руках пачку неправильно заверенных копий протоколов на УИКах №№ 704, 918, 930, 942, 952, 1013, 1117, 1023, 1035, 1039, 1141, 1607, 1609, он обратился с запросом в избирательную комиссию Калужской области с просьбой дать правовую оценку правильности полученных наблюдателями документов. Не попадают ли действия ЧПРГ под статью 5.6 КоАП - «Нарушение прав члена избирательной комиссии, наблюдателя… либо заверение председателем, заместителем председателя, секретарем или иным членом избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса копии протокола с нарушением требований, предусмотренных "законом»?

В Калужском избиркоме, как рассказывает Иван Дернов, его встретили очень неприветливо. Это было 21 марта.

Мне сразу дали понять, что итоги выборов подведены, и никакому пересмотру они не подлежат, однако все-таки приняли мой запрос к рассмотрению.

И вот получен ответ. По мнению калужской избирательной комиссии в лице заместителя председателя Князевой Екатерины Юрьевны:

«…дать правовую оценку прилагаемым копиям не представляется возможным».

Однако Дернову разъяснено, что данные, содержащиеся в копиях итогового протокола идентичны официальным данным, содержащимся в ГАС-Выборах.

Видимо это следует понимать так: если цифры правильные, то не все ли равно, что в протоколе об итогах голосования нет печати УИК и ни одной росписи ЧПРГ. Достаточно логично, по-русски, не правда ли? Думаю, что нет. И мои сомнения подтверждаются свидетельствами наблюдателей.

Наблюдатель на УИК №0704 в Жуковском районе получал настойчивые призывы не оставаться на подсчет голосов, не допускался к столу во время подсчета, а после получения протокола наблюдатель от общественной палаты угрожал ему расправой, если он ещё раз приедет в село Высокиничи. «Мы научим тебя Путина любить!» - вот что в числе прочего было сказано наблюдателю в присутствии сотрудника полиции и председателя УИК. Наблюдатель вел ручной подсчет проголосовавших в течение дня и получил расхождение более чем в 100 голосов. Он насчитал на 100 меньше. ЧПРГ и наблюдатели от кандидата Путина в течение дня голосования активно производили телефонный обзвон жителей поселка и сверяли свои данные по явке с другими участками. Очевидно, что они имели прямую заинтересованность в увеличении явки. Для наблюдателя же нет никакого мотива в ее занижении, и ошибиться более чем на 100 избирателей довольно сложно.

Дернов написал запрос председателю ЦИКа Э.А. Памфиловой, в котором изложил эти факты.

Ещё об этом

Facebook