Правозащитницу Мосееву-Элье допросили по делу о взрыве у пенсионного фонда

К правозащитнику Любови Мосеевой-Элье домой пришли двое неизвестных в штатском, представившиеся сотрудниками уголовного розыска. Они допросили ее как свидетеля по делу о взрыве у здания калужского отделения Пенсионного фонда. Об этом сама Мосеева-Элье написала в своем блоге на «7x7» 30 августа.

Один из мужчин показал правозащитнику удостоверение сотрудника угрозыска на фамилию Подолян, которое ей показалось подлинным. Неизвестные переписали номера ее мобильных телефонов, в том числе — заводские идентификаторы и спросили, почему правозащитник часто обращается в Пенсионный фонд. Кроме того, их интересовала армейская служба ее родственников, например, уточнили, в каких горячих точках служил ее бывший супруг. Также они задали вопрос, не состоит ли Любовь Мосеева на учете в психиатрическом диспансере. Себя неизвестные сотрудники называли «операми».

Неожиданно для меня сотрудники уголовного розыска объявили, что по постановлению следователя по особо важным делам следственного управления УМВД России по Калужской области я должна быть допрошена в качестве свидетеля по делу о... недавнем взрыве у входной двери УПФР России по Калужской области.... Кто и каким порядком признал меня свидетелем по этому уголовному делу, я так и не поняла.

Неизвестные не выдали женщине копию протокола допроса, не позволили сфотографировать их документы и не разъяснили права свидетеля.

Застали меня полицейские дома, вот в таком виде: готовила на кухне фруктовую начинку для слоек... Конечно, я полностью осознаю и понимаю, что такое житейское неудобство, как пристальное внимание полиции к моей персоне в виде неожиданного допроса по резонансному уголовному делу, — это обратная сторона медали под названием «Правозащита», которой я занимаюсь вот уже более четверти века.

В разговоре с корреспондентом «7x7» Любовь Мосеева-Элье рассказала, что уверена — приходившие к ней сотрудники действительно работают в уголовном розыске.

— Оперативники не имели представления о правах человека. Мне кажется им поручили какую-то тупую, неэффективную работу — проверять правозащитников, которые по долгу службы обращаются в Пенсионный фонд. Они пожаловались, что им не выделили ни служебной машины, ни бензина на проверку по делу взрыва. До меня они допрашивали какого-то помощника депутата, который по работе часто обращался в Пенсионный фонд. Оперативники шутили, что тот помощник побледнел при виде их, а я спокойно отнеслась к их визиту. У нас в Калуге разное говорят про тот взрыв — кто-то думает, что это месть, кто-то — что это против пенсионной реформы.

Неизвестные взорвали дверь отделения Пенсионного фонда в Калуге 3 августа. В тот же день об этом сообщила телекомпания «НИКА-ТВ», однако спустя несколько часов убрала сюжет с сайта. Видео осталось в социальных сетях. Журналисты телеканала успели сообщить, что самодельная бомба была начинена патронами от автомата Калашникова. Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту взрыва, однако, сотрудники регионального управления ведомства подтвердили это изданию «Медиазона» спустя три недели после инцидента. Журналистам отказались назвать статью дела и сообщить, есть ли в нем подозреваемые.

Ещё об этом

Facebook